Кто делает погоду на рынке складских стеллажей

Кто делает погоду на рынке складских стеллажей. Любовь ГОЛОЦВАН

 По оценкам специалистов, на сегодняшний день в Западной Европе на каждую тысячу населения приходится в среднем по 600–700 м2 складов. При этом спрос на складскую технику и оборудование не падает: появляются новые потребности, товары, предприятия. Да и существующие бизнесы все время модернизируются. В Украине, для сравнения, на тысячу населения приходится менее 100 кв. м хоть как-то (не всегда, к сожалению, по последнему слову техники) оборудованных складских площадей. Так что емкость и перспективы стеллажного рынка сомнений не вызывают. Вопрос только в том, кто и как эту емкость будет наполнять. Хотелось бы начать статью привычными словами о том, что «рынок складского оборудования в Украине богат и разнообразен». Да как-то не получается. Особенно, если рассматривать его на фоне мирового. Хотя удивляться, в принципе, нечему, ведь в основе развития любого рынка лежит спрос. А в данном случае он напрямую зависит от уровня развития экономики в стране, от того, насколько успешно идет бизнес у производственных и торговых компаний, какие суммы выделяются на реконструкцию.

 – Складское хозяйство в современном понимании начало формироваться в Украине всего пять-шесть лет назад, – считает руководитель отдела проектов корпорации «Логистик Групп» Антон БРУВЕР. – Росту спроса на складское оборудование способствуют, с одной стороны, стабилизация и устойчивый рост экономики, что приводит к общему увеличению грузооборота, а с другой – сокращение свободных площадей, пригодных для хранения грузов, что заставляет предприятия думать об эффективном использовании своих складских помещений.

Все более активно интересуются украинским рынком крупные западные логистические и ритейлерские компании, набирают обороты отечественные производители и розничные сети. Для каждого из них склад – важнейшее звено в логистической цепи, от эффективности его работы зависит успех бизнеса в целом. Поэтому склады строятся и растут – чаще вверх, чем вширь. Оживились в последнее время и представители среднего и мелкого бизнеса – даже для них напольное хранение часто оказывается нерентабельным, и они начинают заказывать стеллажное оборудование, причем не только полочное, но и для хранения паллет. 

 Так что спрос растет. А соответственно, и предложение. Пока – только количественно. Но сегодня, похоже, мы стоим на грани и качественного скачка.

 Выгодный бизнес

Практически все операторы рынка складских стеллажей говорят о том, что бизнес этот в Украине сегодня выгоден и надежен. Во-первых, потому, что стабилен: он непрерывно растет уже лет пять-шесть и, по прогнозам специалистов, сохранит эту тенденцию еще как минимум столько же. Во- вторых, свободен. Свободен настолько, что работающие на нем предприятия практически не замечают друг друга. Практически каждый считает себя лидером, хотя данные о продажах и инсталляциях большинство держит в глубочайшей «коммерческой тайне». О какой-то конкуренции (да и то не слишком серьезной) речь заходит только во время проведения крупными покупателями тендеров. В-третьих, он не требует больших начальных капиталовложений и (по крайней мере, пока что) какой-то специальной подготовки. Штат сотрудников минимален: пара-тройка торговых агентов и монтажная бригада. 

Новые игроки входят на этот рынок без особых усилий – главное, найти надежного и сговорчивого поставщика. У подавляющего большинства потребителей нет еще каких-то стойких предпочтений в отношении торговых марок или компаний-производителей. Кто сумеет предложить более выгодные цены, тот и будет в выигрыше. Тем более что меньший процент торговой наценки легко компенсируется объемами. Хотя многолетний опыт работы и наличие значительного количества реализованных проектов, безусловно, являются определенным конкурентным преимуществом «старичков». 

Что касается внешних факторов, то влияние на этот рынок оказывают только цены на металл да – для поставщиков импортной продукции – колебания курсов валют. Плюс еще, возможно, «авралы» на таможне, но, как свидетельствует практика, это явления временные. Но все это сразу перекладывается на цену реализации, которая пока что рыночными факторами не особо ограничена. На какое-то время притормозить реализацию договоров могут политические неурядицы, но, как правило, не надолго – бизнес продолжает жить по своим законам. 

Железо свое и «заморское» 

Говорят, при Советском Союзе производство и модернизация складского оборудования были поставлены с размахом: работали (в том числе и в Украине) целые институты, заводы, не были в диковинку ни высотные стеллажи, ни автоматизированные. Тем более, что ни в металле, ни в инженерах недостатка не возникало. О том, куда все это подевалось, не в нашем журнале рассказывать, – что-то износилось, а что-то и новеньким на лом пошло, поскольку показалось ненужным. Теперь вроде бы как снова нужно. И чем дальше, тем больше. Тут бы отечественным производителям подсуетиться, да нелегкое, на поверку, оказывается это дело – продукция-то высокотехнологичная, требующая особой точности и инженерного расчета. Кто-то, правда, пытается просто во дворе из «подручного материала» что-то сварить, но такие конструкции имеют скверную привычку заваливаться вместе с товаром. Серьезных же производителей в родном отечестве пока наблюдается всего двое – львовское НПП ИМВО да киевская компания «Антес-плюс». Они могут предложить самые распространенные виды стеллажей, правда, не без ограничений. Во-первых, по высоте – не более 6 м. Это связано с большим собственным весом конструкций, поскольку при малом количестве ребер жесткости нагрузочная способность стеллажа напрямую зависит от толщины металла. Во-вторых, по использованию гравитации – оборудование для выпуска роликовых дорожек пока что нашим предприятиям не по карману. Хотя над этим вопросом работают. 

Наиболее же весомым конкурентным преимуществом «родных» стеллажников является то, что они без значительного удорожания могут выполнить любой нестандартный заказ. Да и внушительные с виду пяти- и более миллиметровые балки с рамами как-то больше вызывают доверия у «уставших» водителей погрузчиков. Перечень зарубежных торговых марок, представленных в украинских складах, гораздо длиннее. Есть тут и западноевропейские фирмы, такие как GS Scaffalature engineering, Rosss S.p.a., Panteggo Dalmine, GS Scaffalature Engineering, Marcegaglia, Меtalsistem (все – итальянские), Mecalux, Esmena (Испания), Interroll (Франция), Polipal (Бельгия), Schafer, Bito Lagertechnik (Германия) и т.д. Встречаются также турецкий Standard, иранский Dozhpad, польский Wandalex, российский ДиКом и многие др. Здесь уж ограничений значительно меньше: высота доходит до 40 м, гравитация – хоть FIFO, хоть LIFO, дистанционно управляемые передвижные стеллажи для поддонов, самонесущие склады (это когда в чистом поле на фундаменте монтируются стеллажи, а потом обшиваются сендвич-панелями и накрываются крышей), даже готовые роботизированные складские комплексы, в которых несколько десятков тысяч паллетомест обслуживают два-три человека. Короче, за ваши деньги – любой каприз. Лишь бы эти деньги были. Критерии безопасности 

Если говорить о безопасности самих стеллажей, то у любого официального производителя продукция должным образом сертифицируется. В Украине – по нашим, на Западе – по европейским стандартам. Но в любом случае, если конструкция не сварена доморощенными умельцами в ближайшем гараже, вы можете быть абсолютно уверены, что прописанные нагрузки она выдержит, даже с запасом. Особенно, если при заключении контракта все необходимые сертификаты у поставщика спросите. Сертифицируется также покрытие, особенно полочных стеллажей, на экологическую безопасность, возможность хранения пищевых, фармацевтических, химически активных и т.п. продуктов. 

У западных компаний требований к качеству стеллажного оборудования гораздо больше, чем у наших. Наряду с гарантией безопасности для груза и работающих в складе людей Владимир ТКАЧЕНКО, директор ООО «Логистика и склад», официального дистрибьютора Mecalux в Украине, называет также: 

  1. металлоемкость – весит стеллаж 100 или 200 кг (ведь это дополнительная нагрузка и на полы, и на несущие конструкции склада); 
  2. гибкость металла: какова степень повреждения конструкции от удара (страдает одна стойка или «тянет» за собой близлежащие пролеты? Есть ли возможность поврежденный участок отрихтовать или заменить, не разбирая весь стеллаж? 
  3. наличие сварных швов: чем их меньше, тем лучше, потому что сварной шов – это самое уязвимое место при пожаре; 
  4. маневренность сборки-разборки – возможность быстро изменить высоту ячейки, добавить или убрать лишний ярус; 
  5. возможность видоизменения, наращивания оборудования, в том числе в высоту (например, при переезде в более высокое помещение). 

Но на нашем рынке, к сожалению, приходится думать о надежности не только стеллажей, но и поставщиков. Покупатели сталкиваются и со случаями неполных или некомплектных поставок, и с затягиванием сроков исполнения заказа, и с тем, что привозят оборудование б/у вместо нового или не того производителя, который заявлен. Бывает даже так, что доставляют совершенно не те конструкции, которые оговорены в контракте. От таких неприятностей застраховаться пока сложно (особенно при средней предоплате по контракту от 30% до 90%). Но стоит, наверное, поинтересоваться репутацией компании на рынке, пообщаться с ее бывшими клиентами, ознакомиться с документами, подтверждающими дистрибьюторские полномочия. Да и в договоре все моменты, которых опасаетесь, лучше оговорить особо – с конкретными суммами штрафов, неустоек и т.д. 

Немаловажный аспект – наличие и уровень квалификации монтажной бригады. Даже очень хорошее оборудование можно испортить, если неправильно его установить. Особенно важно это при монтаже многоярусных систем большой высоты, где отклонение в несколько миллиметров на земле превращается в сантиметры к верхнему ярусу. Это дополнительная нагрузка, которая идет не вертикально или горизонтально, а под углом, и последствия тут спрогнозировать невозможно. Поэтому отнюдь не лишним будет поинтересоваться, имеют ли монтажники соответствующую подготовку и опыт работы с аналогичными системами. Получить необходимые сведения о компании, которая предлагает свои услуги по поставке стеллажей, как правило, большого труда не составляет. Не так уж их много на украинском рынке – по нашим сведениям, общее количество не дотягивает до двух десятков. Правда, доброго слова друг о друге они не скажут, да и общаться с широкой публикой не любят. Но если компания работает на рынке хотя бы год-два, то «народное радио» (не путать с радиостанцией!) обязательно принесет сведения о довольных и недовольных клиентах. Эволюция спроса 

В процессе подготовки статьи мы провели небольшой эксперимент – наугад звонили в офисы различных предприятий (производственных и торговых) с одним простым вопросом: «Как работает ваш склад?» И знаете, какой ответ чаще всего слышали? – «Какой склад? Нет у нас никакого склада! Лежит все в подвале (или в гараже), когда надо – отгружаем». Сколь ни странным это может показаться на первый взгляд, но даже такие высказывания свидетельствуют об определенном прогрессе – подвал, в котором что-то лежит, громким словом СКЛАД уже не называют. Т.е. растет и крепнет понимание, что склад – это полноправная производственная единица, которая должна быть соответствующим образом организована и оснащена. 

Хотя понимают это люди не сразу. Обычно не раньше, чем ощущают острую нехватку места в существующем помещении. Строить или покупать новое – накладно. Значит, надо ставить стеллажи. Но денег-то жалко, а чаще всего их просто нет. Поэтому заказывают сначала простые дешевые рядные паллетные стеллажи в два уровня, когда первый хранится на полу. А европейские специалисты давно подсчитали, что оборудование менее четырех уровней хранения рентабельным быть не может. Кто-то доходит до этого теоретически, кто-то практически шишек набивает, но начинают расти вверх. И очень скоро выясняется, что стеллажи сами по себе, «как Бог на душу положит» ничего не дают. Нужно думать и считать, какие стеллажи, как поставить, как складировать и перемещать между ними товары. Бывает даже так, что скорость обработки заказа зависит от того, ходят грузчики слева направо или справа налево. Просчитать все это – задача не из простых, она требует специальных знаний и уровня подготовки. Специалистов такой квалификации у большинства компаний в штате нет. И они обращаются к поставщикам складского оборудования уже не с просьбой: «Поставьте мне 40 м стеллажей для поддонов в три уровня», а с вопросом: «Что и как надо поставить в этот склад, чтобы он нормально обслуживал весь товарооборот? Что нужно добавлять, если поток грузов вырастет на 10%? На 25%?» 

К сожалению, большинство игроков этого рынка отвечать на такие вопросы не готовы. Они знают все о стеллажах и правилах их размещения в зависимости от технических характеристик, кое-что – о наличии на рынке и возможностях складской техники и программных продуктов, имеют общее представление о логистике склада. Сделают (в 90% случаев – бесплатно) минимальный расчет расстановки стеллажей, расположения проходов, подъездов, рабочих зон и т.д., предложат контакты поставщиков складской техники. Самые «продвинутые» дадут определенные рекомендации по складскому проектированию с учетом интенсивности работы склада, объема входящих и исходящих грузопотоков в единицах товарооборота, разграничения зон погрузки-выгрузки-комплектации, механической и ручной обработки грузов… Но общая концепция работы склада, вся складская логистика – головная боль его владельца. Закажет ли он кому-то проект, будет ли разрабатывать своими силами и станет ли разрабатывать вообще… 

Интеллектуальная составляющая 

Если на растущем, далеком от насыщения рынке развивать категорию, воспитывать потребителя обычно не входит в планы поставщика (достаточно заказчиков, которые сами знают, что им надо, а если не знают – их проблемы!), то по мере его насыщения борьба за клиента обретает новые очертания. Все более весомым аргументом в этой борьбе становится комплексность услуг. Уже сегодня многие заказчики просят не какое-то количество стеллажей, а хотят получить склад «под ключ» – с хорошими полами, стеллажами, погрузчиками, рампами и т.д. И не «крутиться» при этом между десятком компаний, подбирая по крохам составляющие мозаики, из которых непросто создать целостную картину. 

Складское хозяйство – сложнейшая система, состоящая из множества различных элементов. Это не только стеллажное оборудование и погрузочно- разгрузочная техника, но и напольное покрытие, перегрузочные тамбура, секционные ворота, промышленные двери, уравнительные платформы, верстаки, модульные тележки, металлическая мебель и т.д. – вплоть до компьютерной программы, которая позволит всем этим управлять и все контролировать. И если на этапе проектирования этого сложнейшего комплекса учитываются требования логистики, технологическая схема работы и техническая часть подбираются не на основе предположений, а на конкретных цифрах расчетов. Предприятие создает не абстрактные паллето- места, а рабочую систему с определенными характеристиками, позволяющую обрабатывать нужный объем товара. Но только в том случае, если частью комплекса услуг по созданию склада является полноценный логистический консалтинг – безразлично, купленный на стороне или внутренний заказчика. Пока еще большинство узко специализированных компаний ограничиваются тем, что рекомендуют клиентам определенных «смежников», с которыми имеют опыт работы. Иногда организуют эти контакты сами, общими усилиями выдавая «на-гора» готовый продукт – в штате некоторых продавцов появляются своего рода координаторы, которые организуют при необходимости нужный «альянс». Чем больше таких «комплексных» заказов, тем более тесными становятся эти связи. Можно предположить, что в дальнейшем они обретут какие-то долговременные формы – возникнут объединения, конгломераты. Уже сегодня такие примеры на нашем рынке появляются. 

Как появляются и компании, которые изначально ставят целью предоставление полного комплекса услуг – от расчета товарных запасов и мест хранения, прописки бизнес-процессов, маршрутизации операций, определения потребности в оборудовании, технике, персонале и автоматизации – до передачи заказчику готового склада: завози товар и работай. 

Правда, по свидетельству таких операторов, спрос на стеллажи пока еще значительно выше, чем на консалтинг, многие клиенты готовы довольствоваться самыми общими рекомендациями в объеме двух-трех страниц, лишь бы денег за это не платить. Но столь же многие (опять же из опыта консалтеров, да и редакции тоже) сталкиваются с тем, что управление запасами – огромный и неподъемный камень преткновения на пути развития бизнеса. Ищут или пытаются растить собственных логистов (что на нашем рынке оказывается задачей трудноразрешимой), иногда даже приглашают специалистов из-за рубежа. Или покупают услуги на стороне. В полном объеме или один-два модуля – в зависимости от потребности и финансовых возможностей. Потому что цены такого проектирования достаточно высоки – интеллект нынче на рынке дорог! 

И все-таки его составляющая в бизнесах, связанных со складом, постоянно растет. И рынок стеллажных систем шаг за шагом одолевает тот же путь, что и устоявшийся образ склада: от грязного, темного, закрытого для сторонних глаз подвала со сваленными кучей товарами, пьяными грузчиками и злобными кладовщицами – до светлого, просторного, насыщенного техникой, работающего с точностью часового механизма подразделения, являющегося предметом гордости и источником чистого дохода хозяев. 

Взгляд в бесконечность 

Любой обзор принято завершать прогнозом перспектив. 

  1. Перспектив количественных. Которые в данном случае сомнений не вызывают – хорошие, современные склады в Украине, по большому счету, еще только начинают строить. А уж завершить это строительство или хотя бы приостановить его ни в одной стране пока что не удалось – для этого надо было бы остановить развитие экономики вообще.  Если говорить более конкретно, то сегодня сразу несколько крупных торговых сетей заявили о планах развития филиальной сети и/или построения консолидированных складских комплексов: ООО «Метро Кеш энд Керри», корпорация «Фоззи», ООО «Квиза Трейд». Планомерно развиваются логистические операторы, строя и осваивая новые площади. Крупные логистические компании Европы, которые до недавнего времени не были представлены на рынке Украины, вынашивают планы по его освоению, а некоторые уже приступили к реализации этих планов. В ближайшие год-два намереваются появиться у нас и солидные российские и европейские ритейлеры. Все они, очевидно, и станут основными потребителями украинских поставщиков складского оборудования. Если добавить сюда планы развития целого ряда производственных предприятий, осваивающих иностранные инвестиции и перенимающих западный опыт, а также развитие среднего и мелкого бизнеса, увеличение потока транзитных товаров с перегрузкой на территории Украины, то мы получим довольно четкую картину на ближайшие трех-пяти лет. 
  2. Перспектив качественных. О них мы тоже довольно много говорили. Площади, пригодные для строительства складов, не бесконечны и не дешевы. Деньги (заработанные или приходящие от иностранных инвесторов) потихоньку появляются, а вместе с ними – и умение считать. Любые инвестиции предполагают расчет окупаемости, следовательно, и склады будут строиться из расчета не «вложить сегодня поменьше», а «взять завтра побольше». А значит, эра рядных паллетных минует довольно быстро – им на смену придут drive-in, гравитация, автоматизация, а там, глядишь, и роботизированные системы. Т.е. всю европейскую историю мы повторим в сжатые сроки. 
  3. Перспектив соотношения спрос/предложение. Думаю, никто не надеется, что в условиях рынка спрос может длительное время оставаться без ответа. Там, где местные операторы «зевнут», вмиг окажутся зарубежные аналоги. Тем более, что ответ на наш завтрашний спрос у них готов уже позавчера. И вытеснить их назад ох как непросто – во всяком случае, призывов «поддерживать отечественного производителя» будет недостаточно. Так что уже сегодня украинским поставщикам стеллажного оборудования приходится не только осваивать новые продукты и каналы коммуникации со смежными бизнесами, но и совершенствовать свои навыки в борьбе за клиента и в конкурентной борьбе. 

Печать   E-mail